Если завтра война – снова Путин вперед…

Наверное, чем ближе окончание президентства Путина, тем сильнее накаляются страсти. И снова все только об этом проклятом третьем сроке. Вчера в Москве, в независимом пресс-центре, прошла пресс- конференция Михаила Делягина по теме «Обострение внутриполитической ситуации: кто ссорит Россию с Западом».Если завтра война – снова Путин вперед… Наверное, чем ближе окончание президентства Путина, тем сильнее накаляются страсти. И снова все только об этом проклятом третьем сроке. Вчера в Москве, в независимом пресс-центре, прошла пресс- конференция Михаила Делягина по теме «Обострение внутриполитической ситуации: кто ссорит Россию с Западом». Наверное, она бы не привлекался такого внимания, если бы первично не планировалось презентация первой книги издательства «Политиздат» — сборника протестной публицистики «Кремлядь, или наследники Путина». Совершенно неожиданно тема была сменена на ту, которую я назвал вначале своего рассказа. Что же такого произошло у Делягина, что потребовало смены темы? Я путался это понять всю пресс-конференцию. Сначала Михаил Делягин выступил с общем рассуждением о ситуации в стране и представил на суд пришедших свою версию заказных убийств последнего времени ,а также разборок на самом верху. Чтобы не искажать это взгляд позволю себе просто процитировать этот документ: «1. Расстановка сил во внутренней политике: «либералы» против «силовиков» В российской политике, то есть в окружении Путина, сложилось две ос¬новных группы влияния: • «либеральные фундаменталисты», стремящиеся более к материальному по¬ треблению, чем к наслаждению властью как таковой, и потому ориентиро¬ ванные на личное обогащение и реализацию личных амбиций в союзе с Запа¬ дом и за счет реализации его интересов в России; • «силовые олигархи», стремящиеся после удовлетворения личных материаль¬ ных потребностей («построения коммунизма») более к наслаждению властью как таковой, чем к наращиванию недоступного для личного восприятия бо¬ гатства, и потому ориентированные на укрепление своей власти на террито¬ рии России, в том числе и вопреки интересам Запада. Обе группы делятся на множество более мелких, враждующих друг с дру¬гом кланов (хотя «либеральные фундаменталисты» более сплочены), но общ¬ность системных интересов устойчиво доминирует над внутренними раздорами. Соответственно, и вражда между ними носит принципиальный характер: это борьба за выбор модели развития России (при этом обе предлагаемые модели равно неприемлемы для страны в силу своего вопиющего эгоизма, рассмотрения ее как «трофейной» территории, а народа России — как биомассы, подлежащей переработке в частные богатства за ее пределами). «Либеральные фундаменталисты» в основном занимают должности, свя¬занные с осуществлен социально-экономической политики, «силовые олигархи» — политики в области безопасности (хотя есть исключения). Реализация собст¬венных частных интересов осуществляется схожими способами (хотя вторые по профессиональным причинам более склонны к насилию, а первые — к созданию соответствующих институциональных условий). Консолидированный кандидат «либеральных фундаменталистов» (а также союзных им коммерческих олигархов и представителей Запада, в первую оче¬редь США), насколько можно понять, — Д.Медведев. Козак не выпущен с Север¬ного Кавказа и потому не пока является участником «гонки преемников» (хотя в «гонках на выживание» побеждает тот, о ком все забыли). «Силовые олигархи» не имеют консолидированного кандидата (отставка Устинова с должности Генпрокурора произошла, насколько можно понять, именно из-за того, что он едва не стал таким кандидатом). С.Иванова (в силу как ведомственных конфликтов, так и личностных, в том числе исключительных даже для российской бюрократии интеллектуальных качеств последнего) под¬держивают далеко не все представители этой группы. «Кандидатами второго ря¬да» можно считать В.Якунина и С.Собянина. Обе стороны понимают, что приход на пост президента представителя их противников приведет к быстрой и беспощадной «зачистке». «Либералы» одер¬жали победу, освободившись от Устинова. Сейчас наблюдается реванш «силовиков», заинтересованных в разруше¬нии основного властного ресурса «либералов» — монополизации ими партнерства с Западом. Как в 1996 году, при выборе между «либералами» и «силовиками» президент в силу стремления к комфорту, международному признанию и неза¬висимости (ибо контроль Запада — «длинный и мягкий поводок», а контроль «силовиков» — «жесткий и короткий») выберет первых. Но, если дружба с Запа¬дом станет невозможной по объективным причинам, основная часть этой моти¬вации отпадет, и позиции «силовиков» качественно окрепнут. Нынешнее ухудшение отношений с Западом, напоминающее аналог «хо¬лодной войны», происходит в целом по объективным причинам. Однако ряд со¬бытий, от «Русского марша» до череды демонстративных убийств — Политков¬ской (в день рождения Путина), Байсарова (тот, кто снимал с него охрану, скорее всего, понимал, зачем это делает, и мог оказать влияние на характер его убийст¬ва, — поэтому публичный расстрел в центре Москвы на правительственной трассе есть результат не «дикости исполнителей», но осознанного решения), Литвинен-ко (способ убийства которого не просто максимально шокировал западное об¬щественное мнение, но и оставлял так же мало сомнений в личности заказчика, как и визитная карточка) — весьма целенаправленно подталкивали события в на¬правлении, объективно выгодном «силовикам». Есть опасения полагать, что принесение «сакральных жертв» на алтарь ухудшения отношений Путина с Западом может быть продолжено. Дополнительными дестабилизирующими факторами являются: • прекращение серьезного увеличения притока денег в страну при продол¬ жающемся росте коррупционных аппетитов, что ведет к переходу от раздела расширяющихся коррупционных рынков к их крайне болезненному переделу (возможно, проявлением такого перехода стало «дело ФОМСа»); • рост нервозности представителей правящей бюрократии, боящихся потери постов и стремящихся максимизировать свои текущие доходы, что ведет не только к росту вымогаемых взяток, но и к ужесточению методов вымогания; • деградация инфраструктуры (в первую очередь ЖКХ и электроэнергетики), вызванная длительным потаканием произволу монополий и воровству долж¬ ностных лиц без серьезных попыток модернизации. Болезненность решения вопроса-2008 (президент остается президентом, пока не назначит преемника; при любом решении, даже если он останется у вла¬сти сам, он обидит многих своих помощников) способствует максимальному за¬тягиванию решения — вплоть до октября 2007 года с тем, чтобы сделать выбор с учетом результатов выборов в Госдуму. Таким образом, проблема-2008 грозит превратить в кошмар весь 2007 год. 2. Проблема-2008: стратегический тупик Ни один из потенциальных преемников (кроме разве что С.Собянина, по¬беда которого маловероятна) не обладает качествами (в том числе управленче¬скими способностями), позволяющими надеяться, что он способен удержать под контролем как политическую, так и собственно экономическую ситуацию. Это обусловлено объективно: в саму логику «вертикали власти» заложено выявление и превентивное устранение потенциальных конкурентов. Путин, вне зависимости от своих желаний, должен понимать, что в случае его ухода страна может рухнуть у него за спиной и накрыть его своими руинами. Свою роль играет и желание «третьего срока» наиболее значимой частью росси¬ян (37% россиян проголосовало бы за Путина, при его отсутствии столько же -за предложенного им кандидата, и лишь 14% проголосовало бы принципиально против последнего), и естественной и обычно не осознаваемой тягой к власти («власть — как оголенный провод: и больно — терпеть мочи нет, и колотит всего, и пальцы дымятся, а разжать невозможно»). Путин — единственная фигура, взаимоприемлемая для обеих враждующих группировок и достаточно влиятельная, чтобы сохранить баланс между ними, удержав их «в узде». Однако механически остаться на третий срок (например, внеся изменения в Конституцию) — значит стать «вторым Лукашенко», категорически неприем¬лемым для Запада, и не просто проститься с надеждой на комфортную пенсию, но и попасть под контроль «силовиков». Различные же юридические комбинации (сводящиеся к назначению «президента на мину_тку») ведут к выходу последнего из-под контроля: вся элита присягнет ему уже вечером дня голосования (так как он как преемник будет сла¬бее Путина — в этом вся суть преемничества — потому выгоднее элите) и прину¬дит его, даже если он поначалу и не захочет, «порвать кондиции», какими бы прочными они бы ни были. Кром^ того, слишком сложные юридические комби¬нации (вроде скоропостижной и якобы добровольной отставки новоизбранного президента) произведут на народ впечатление «юридического наперсточничест-ва» и если и не лишат Путина легитимности, то, во всяком случае, подорвут ее. 3. Литвиненко открыл Путину выход из «капкана легитимности» Как ни парадоксально, уничтожение Литвиненко, исключительно откро¬венное в своей жестокости (даже если в мишенью был Закаев, а Литвиненко ока¬зался случайной жертвой), создало качественно новую ситуацию, позволяющую президенту выйти из «тупика-2008». Убийство Литвиненко показало, что в борьбе за власть нет никаких ограничений — не только моральных, но и территориальных, и пропагандистских. И что «нарушитель конвенции», ущемивший интересы определенной части «силовиков», будет почти гарантированно уничтожен. Наличие такой гарантии позволяет построить механизм передачи и после¬дующего возврата Путину президентской власти на основе своего рода «доктри¬ны гарантированного взаимного уничтожения», подобной спасшей мир по время «холодной войны». Наиболее технологичной схемой сейчас представляется следующая: 1. Избрание в 2008 году президентом Д.Медведева с перемещением Пути¬на на не обременительную и надежно защищенную должность, позволяющую эффективно контролировать государство. Идеальным вариантом представляется пост председателя Конституционного Суда. 2. Форсированная подготовка новой Конституции и ее принятие (основы ее были, по-видимому, подготовлены еще в 2005 году) до конца 2007 года. В принципе изменения действующей Конституции могут быть любыми, но в идеа¬ле они должны закреплять и развивать путинские реформы. Наиболее вероятны: • укрупнение регионов; • закрепление установленного Путиным способа избрания Госдумы и Совета Федерации (не противореча букве действующей Конституции, они весьма от¬ кровенно противоречат ее духу); • формирование единого Высшего суда (включающего в себя нынешние Кон¬ ституционный, Верховный и Высший Арбитражный на правах департамен¬ тов): с одной стороны, это завершает судебную реформу, упрощая руково¬ дство судебной системой (вместо трех инстанций достаточно давать указания одной), с другой, формально соответствует опыту США, что особенно акту¬ ально в условиях формального заимствования у них двухпартийной системы; • наконец, возможно, хотя и маловероятно приведение предусмотренных Кон¬ ституцией прав граждан принятым в ходе социальной реформы законам, су¬ щественно урезающим эти права. 3. Объявление президентом Медведевым досрочных выборов президента, Госдумы и Совета Федерации, переназначения губернаторов в связи с необхо¬ димостью подтверждения всей политической элитой России своего соответствия «новым политическим условиям, возникшим с принятием новой Конституции». 4. Избрание Путина президентом России не позднее лета 2009 года. Мед¬ ведев как председатель Юридического общества России может занять пост пред¬ седателя Верховного Суда (с правительством он, скорее всего, не справится). * * * Этот алгоритм позволяет Путину вернуться к власти, причем все возмож¬ные проблемы и недостатки будут ассоциироваться с Медведевым, а не с ним. Медведев получает в России и, главное, во всем мире репутацию «велико¬го демократа», добровольно отказавшегося от власти ради торжества демократи¬ческих принципов. В то же время после последних событий он и представляемые им «либера¬лы» прекрасно сознают, что нарушение договоренности (даже частичное — в ви¬де отстранения «силовиков» от властных рычагов) приведет для них к неотвра¬тимым и катастрофическим личным последствиям. «Силовики» же будут знать, что описанный сценарий — единственный способ сохранения ими своего влияния. Помочь Медведеву они не смогут: объ¬ективно он их враг. Если они нанесут удар по Медведеву или «либералам» в це¬лом без нарушения теми описанного сценария, они сами разрушат свое будущее: • если Путин вернется к власти, он показательно накажет их за неподчинение (и ради обеления себя в глазах Запада, поддерживающего Медведева); • если Путину не удастся вернуться, раздробленность «силовиков» не даст им привести к власти согласованного кандидата, в результате чего их значитель¬ ная часть будет «зачищена» если не президентом — «либералом», то, во вся¬ ком случае, президентом — представителем враждебного «силового» клана. Таким образом, взаимный страх породит взаимное сдерживание, которого хватит по крайней мере на один год, отпущенный Медведеву». Безусловно, нельзя не согласится с большинством выводов М.Делягина. Его версия событий имеет право на жизнь, как и все остальные. Но в ходе пресс-конференции выяснились весьма интересные моменты. Например, М.Делягин поведал собравшимся, что убийцы Литвиненко убрали не беглого русского офицера, а человека получившего английское гражданство. Сей момент, придает ситуации очень пикантный международный характер. К началу пресс-конференции стало известно об отравлении экс-премьера России Е.Гайдара. Все позволило Делягину выстроить цепочку Политковская-Литвиненко-Гайдар. Но самое интересное ожидало участников пресс-конференции впереди. Отвечая на вопрос о том, какой сценарий был бы более приемлем для России Делягин, пришел к выводу о необходимости, оставаться Путину на своем посту, как меньшему злу в данной ситуации. Но сам ход пресс-конференции и «горячий» рассказ Делягина о состоянии власти в стране опровергал его последний вывод. Если власть не справляется с ситуацией, подвержена внутренним распрям, клановым играм, то зачем такую власть сохранять еще на 4 года? Сам же Делягин объяснил это желанием отодвинуть системный кризис подальше. Но логика подсказывает, что отодвигать кризис искусственно только ухудшать последствия. Наверное, настало время не прятаться, а лечить болезнь. Пора вылечится от боязни исчезновения барина. Это наша страна и хватит бояться. Иначе они нас перебью по одиночке. Настало время побеждать самим, а не кричать на каждом шагу, если завтра война – снова Путин вперед… Путин дал обещание уйти, и обязан его выполнить. Россия ждет решения президента.

No tags for this post.