Мы получим лоскутное одеяло, которое не будет работать. Михаил Шмаков.

Слово предоставляется Шмакову Михаилу Викторовичу – председателю Общероссийского союза «Федерация независимых профсоюзов России».

Подготовиться Кузьминову Ярославу Ивановичу.

Шмаков М.В. У меня есть несколько текстов, поэтому в зависимости от этого я возьму один из них. Самый короткий, хороший.

Председательствующий. Михаил Викторович, по делу, думаю, что будут слушать столько, сколько будете говорить, а всё остальное Регламент.

Шмаков М.В. Хорошо. Спасибо.

Уважаемые участники слушаний, действительно, сегодня обсуждается один из самых резонансных вопросов, которые волнуют сегодня без исключения всё наше общество, всех граждан Российской Федерации, тех, кто уже имеет возможность анализировать ситуацию, то есть находится уже не в детском возрасте.

И этот законопроект мы получаем так же, как и вы, как депутаты, как и другие общественные организации, получаем массу откликов от членов профсоюзов. И я могу сказать, что 90 процентов членов профсоюзов против данного законопроекта, который был принят в первом чтении, против того предложения, с которым, собственно, и выступило правительство. Но на сегодняшний день мы имеем то, что имеем, в первом чтении этот законопроект принят.

Но я должен сказать, что он имеет такую трудную судьбу, в том числе и потому, что нарушен был регламент, в том числе и Регламент Государственной Думы, и этот законопроект внесён без предварительного обсуждения на Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Поэтому, в принципе, встаёт вопрос: а нужна ли дальше такая Комиссия по регулированию социально-трудовых отношений, если важнейшие вопросы всё равно в обход её Дума рассматривает, тогда, может быть, её закрыть, чтобы это не было простой ширмой для нашей общественной жизни в нашей стране. Потому что либо мы действительно предварительно обсуждаем, и тогда многие вопросы, которые здесь сегодня ставятся, и будут ставиться, и которые есть в обществе, они были бы во многом смягчены и, так сказать, решены более справедливо. Поэтому это, в том числе, характеризует и ту поспешность, с которой этот законопроект сейчас рассматривается и направлен на принятие его.

Но сам законопроект, то, что он внесён и то, что этот вопрос поднят так широко, это позитивная вещь, поскольку это широкая дискуссия в обществе началась в связи с этим. И эта широкая дискуссия, собственно, она выходит на совершенно другие вопросы. Потому что вопрос пенсионного повышения – не повышения и вообще уровня пенсионного возраста – это вопрос вторичный или, может быть, даже третичный по сравнению со всей ситуацией, которая, собственно, и в названии наших слушаний присутствует, которые называются «Совершенствование пенсионной системы».

И вообще-то это сложнейшая тема. И некоторые предлагают решать это на референдуме, нельзя это решать на референдуме. У нас есть практика, у нас есть опыт наш с вами – это принятие Трудового кодекса. Он до сих пор критикуется разными группами в нашем обществе, но тем не менее он работает, но он был принят консенсусом, когда полтора года этот Трудовой кодекс специальная группа отрабатывала постатейно, взаимоувязана одна статья с другой, и после этого он работает. Да, конечно, это живой документ, его надо постоянно корректировать, поскольку жизнь меняется, но тем не менее это стал сложнейший закон, но он стал рабочим.

В общем, ещё в 1990 году, если взять историю вопроса, был принят закон, который, в общем, не сработал, поскольку там не учитывались или слабо учитывались вопросы по льготникам, по пенсиям работающим, и он сошел фактически на нет. Но в 2012 году была принята стратегия развития пенсионной системы и стратегия была принята в том числе  Государственной Думой. И если сейчас кусочно вырывать из этой большой проблемы то пенсионный возраст, то льготы какой-то категории, то что-то еще, то мы снова получим лоскутное одеяло, которое не будет работать. Поэтому мы считаем, что это надо все рассматривать в целом.

Если говорить о страховой части Пенсионного фонда, то она бездефицитна. Вот на российской трехсторонней комиссии, о которой я говорил, мы ежегодно рассматриваем бюджет Пенсионного фонда, исполнение и план на следующий год, и там ежегодно государственное обязательное пенсионное страхование, оно бездефицитно. Да, в целом есть трансферты в Пенсионный фонд. На что? На материнский капитал, на пенсии военнослужащим и соответствующим категориям, и все остальные выплаты, которые сегодня возложены на Пенсионный фонд и которые являются обязательствами правительства. Поэтому такие трансферты были, есть и будут дальше, какой бы закон ни приняли, если туда, в Пенсионный фонд, грузить всякие другие задачи.

Поэтому я, заканчивая, хочу сказать, что есть еще один момент, что сегодня все предложения формулируются теми гражданами, экспертами, теми, кто обсуждают все эти вопросы, у которых доход годовой, судя по тем декларациям, которые заполняются, он превышает 10 миллионов рублей. Средняя зарплата у нас примерно 43 тысячи рублей, и поэтому люди с годовым доходом, получающие среднюю заработную плату, они платят… имеют годовой доход только 500 тысяч рублей, это в 20 раз разница. И поэтому те, кто предлагает подобные законы и дальше рассматривают, не до конца понимают, как живут те люди, у которых доход в 20 раз меньше. Поэтому здесь необходим действительно широкий экспертный анализ с изучением конкретной жизни конкретных людей, конкретных семей, которые строят в том числе и на основе пенсионного возраста, когда кто-то из семьи уходит на пенсию, свои дальнейшие планы на жизнь.

Ну а в целом, конечно, парламент, Государственная Дума, Совет Федерации — это законодательные  органы, и такой закон, какой будет принят, такой правительство и должно будет выполнять. А в целом мы  фактически подошли к тому, что сейчас обсуждаем новый общественный договор, потому что меняется коренным образом экономическая жизнь каждого гражданина. Поэтому надо понимать, что это не просто повышение пенсионного возраста, это новый общественный договор.

Конкретные замечания по этому законопроекту и предложения я сейчас зачитывать не буду. Я передаю и прошу включить в протокол наши предложения в письменном виде, которые необходимы, если улучшать этот текст. На самом деле надо смотреть проблему шире.